Задайте вопрос надзорным органам

Календарь новостей

июль 2017

пн вт ср чт пт сб вс
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
 

Номера в бесплатном доступе

Задайте вопрос надзорным органам

Михайлин Михаил Петрович, руководитель Средне-Поволжского управления Ростехнадзора

Повышение энергоэффективности и энергосбережение как комплекс мероприятий  закладываются в новый строительный объект еще на этапе его создания. Ростехнадзор в порядке государственного строительного надзора предъявляет определенные требования  по исполнению федерального законодательства в этой области.  

Статья находится в свободном доступе благодаря Журнал "Промышленная и экологическая безопасность, охрана труда"
Зарипова Назия  Джафаровна, начальник отдела анализа и координации контрольно-разрешительной деятельности Приволжского управления Ростехнадзора

При подаче в территориальный орган Ростехнадзора сведений об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности, надзорным органом выдвигаются требования представления информации в формате ХML. Для этого необходимо приобретение XML-редакторов, что приводит к дополнительным финансовым затратам. Достаточно ли предоставление сведений в письменной форме или в формате Exсel?

Статья находится в свободном доступе благодаря Журнал "Промышленная и экологическая безопасность, охрана труда"
МОКШАНОВ Иван Владимирович, руководитель Управления Росприроднадзора по Удмуртской Республике

Федеральный государственный лесной надзор или иначе лесная охрана представляет собой деятельность федеральных, региональных органов исполнительной власти и учреждений, которая направлена на предупреждение, выявление и пресечение нарушений юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами требований лесного законодательства. Лесной надзор является составной частью государственного экологического надзора.

Статья находится в свободном доступе благодаря Журнал "Промышленная и экологическая безопасность, охрана труда"

Поиск по сайту

Теги

Страхование ответственности объектов ТЭК на случай теракта

КОЛЕСНИКОВ  Александр Владимирович, начальник отдела организации  технической экспертизы  и расследования аварий  Национального союза  страховщиков  ответственности

КОЛЕСНИКОВ Александр Владимирович
начальник отдела организации технической экспертизы и расследования аварий Национального союза страховщиков ответственности

Сарапина  Анна Юрьевна, магистрант кафедры  промышленной  безопасность и охраны  окружающей среды  РГУНГ им. И.М. Губкина

Сарапина Анна Юрьевна
магистрант кафедры промышленной безопасность и охраны окружающей среды РГУНГ им. И.М. Губкина

Номер журнала: 

Рубрика: 

В России вот уже почти шесть лет действует Федеральный закон от 21.07.2011 г. № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» (далее закон № 256-ФЗ). Закон не относится к числу широко известных, более того, о нем знают далеко не все руководители и специалисты объектов топливно-энергетического комплекса (далее ТЭК). В данной статье мы разберем одно из положений закона № 256-ФЗ — обязанность субъектов ТЭК страховать свою ответственность за вред, причиненный в связи с террористическим актом или диверсией.

Указанному вопросу посвящены две статьи закона № 256-ФЗ, приведем их целиком:
1. «Статья 14. Ответственность за причинение вреда в результате совершения акта незаконного вмешательства на объекте топливно-энергетического комплекса.
Гражданско-правовую ответственность за причинение вреда физическим и юридическим лицам, а также государству в результате совершения акта незаконного вмешательства на объекте топливно-энергетического комплекса несет субъект топливно-энергетического комплекса в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
2. Статья 15. Страхование ответственности за причинение вреда в результате террористического акта на объекте топливно-энергетического комплекса.
Субъекты топливно-энергети-ческого комплекса, владеющие на праве собственности или ином законном праве объектами топливно-энергетического комплекса, которые отнесены к объектам высокой категории опасности, обязаны страховать ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате аварии на объекте топливно-энергетического комплекса, возникшей в связи с террористическим актом или диверсией».
Разберем подробно положения этих статей. 
Статья 2 закона № 256-ФЗ дает следующую трактовку объектов ТЭК:  «объекты электроэнергетики, нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, нефтехимической, газовой, угольной, сланцевой и торфяной промышленности, а также объекты нефтепродуктообеспечения, теплоснабжения и газоснабжения».
Что касается субъектов ТЭК, то это — физические и юридические лица, владеющие на праве собственности или ином законном праве объектами топливно-энергетического комплекса (там же).
Далее в ст. 14 использован термин «акт незаконного вмешательства». Трактовка этого термина также дана в ст. 2 закона № 256-ФЗ: «акт незаконного вмешательства — противоправное действие (бездействие), в том числе террористический акт или покушение на его совершение, угрожающее безопасному функционированию объекта топливно-энергетического комплекса, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, повреждение или уничтожение имущества либо создавшее угрозу наступления таких последствий».
Таким образом, смысл ст. 14 заключается в том, что владелец объекта ТЭК, в частности, несет ответственность за вред, причиненный в  результате теракта.
Однако данное положение закона № 256-ФЗ не вполне коррелирует с положениями Федерального закона от 06.03.2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (далее закон № 35), в ч. 1 ст. 18 которого сказано, что государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.
Упомянутый порядок регламентирован Постановлением Правитель-ства РФ от 15.02.2014  г. № 110 «О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий» (далее Постановление Правительства РФ № 110).
Следует отметить, что Постановление Правительства РФ № 110 регламентирует не компенсацию вреда пострадавшим, а всего лишь размер бюджетных ассигнований для покрытия расходов на финансовое обеспечение следующих мероприятий (приводится с сокращениями):
- выплата единовременного пособия членам семей (супруге (супругу), детям, родителям и лицам, находившимся на иждивении) граждан, погибших (умерших) в результате террористического акта и (или) при пресечении террористического акта правомерными действиями в размере 1 млн рублей на каждого погибшего (умершего) в равных долях каждому члену семьи;
- выплата единовременного пособия семьям граждан, погибших (умерших) в результате террористического акта и (или) при пресечении террористического акта правомерными действиями в размере, равном стоимости услуг, предоставляемых согласно гарантированному перечню услуг по погребению, установленному законодательством Российской Федерации;
- выплата единовременного пособия гражданам, получившим в результате террористического акта и (или) при пресечении террористического акта правомерными действиями вред здоровью, с учетом степени тяжести вреда здоровью из расчета степени тяжести вреда (тяжкий вред или средней тяжести вред в размере 400 тыс. рублей на человека, легкий вред — 200 тыс. рублей на человека);
- выплата единовременного пособия гражданам из числа заложников, не получившим в результате террористического акта и (или) при пресечении террористического акта правомерными действиями вреда здоровью, в размере 100 тыс. рублей на человека;
- оказание финансовой помощи в связи с утратой имущества гражданам (из расчета за частично утраченное имущество — 50 тыс. рублей на человека, за полностью утраченное имущество — 100 тыс. рублей на человека);
- оказание финансовой помощи в связи с утратой имущества юридическим лицам (из расчета за частично утраченное имущество — до 200 тыс. рублей на одно юридическое лицо, за полностью утраченное имущество  — до 400 тыс. рублей на одно юридическое лицо).
Возвращаясь к закону № 35, следует упомянуть и ч. 1.1 ст. 18, которая затрагивает вопросы возмещения вреда:
«Возмещение вреда, включая моральный вред, причиненного в результате террористического акта, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о гражданском судопроизводстве, за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и  близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества».
Таким образом, на основании законов №№ 35 и 256, а также Постановления Правительства РФ № 110 можно сделать вывод о том, что пострадавшие при теракте на объекте ТЭК могут получить выплаты из трех источников:
1. Пособия (Постановление Правительства РФ № 110).
2. Возмещение вреда по суду за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц (ч. 1.1 ст. 18 закона № 35).
3. Возмещение вреда по суду (или добровольно) субъектом ТЭК (ст. 14 закона № 256).
Вопрос, учитываются ли выплаченные пособия при определении размера возмещения вреда, законодательно не регламентирован.
Кроме того, также не регламентирован вопрос о том, что именно понимается под актом незаконного вмешательства на объекте ТЭК, ответственность за причинение вреда при котором несет субъект ТЭК, точнее, по каким именно актам незаконного вмешательства (терактам) на объектах ТЭК наступает ответственность субъекта ТЭК, а по каким нет.
В случае, когда террорист совершает диверсию на химическом заводе, в результате чего окрестные населенные пункты будут загрязнены токсическими веществами, все достаточно прозрачно. Однако можно представить ситуацию, когда террорист взрывает заминированный автомобиль на проходной объекта ТЭК, не сумев проехать на территорию. Фактически, причиненный вред не будет никак связан с деятельностью объекта ТЭК (производственным процессом, технологией, опасными веществами и т.п.). Но формально вред будет причинен в результате акта незаконного вмешательства на объекте ТЭК, следовательно, в соответствии со ст. 14 закона № 256-ФЗ ответственность должен нести субъект ТЭК.
Перейдем к ст. 15 закона № 256-ФЗ, накладывающей на субъектов ТЭК обязанность по страхованию ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате аварии на объекте ТЭК высокой категории опасности, возникшей в связи с террористическим актом или диверсией.
На себя обращают внимание следующие моменты.
1. В качестве потерпевших рассматриваются только третьи лица, то есть на персонал объекта ТЭК страховые выплаты не распространяются.
Следует отметить, что понятие третьих лиц в законодательстве Российской Федерации применяется, в основном, к участникам гражданского судопроизводства. Что же касается третьих лиц в контексте данной статьи, то наиболее близкими по смыслу трактовками данного понятия будут следующие:
- Третьи лица — физические или юридические лица, не являющиеся непосредственными участниками в конкретном договоре, правоотношении (Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации);
- Третьи лица — то есть лица посторонние, не участвовавшие непосредственно в установлении юридического отношения между данными членами гражданского общества (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона).
2. В страховое покрытие входят только случаи террористических актов и диверсий, что является частными случаями актов незаконного вмешательства в деятельность объекта ТЭК (к которым могут относиться, например, криминальные посягательства, хулиганство и т.п.).
Понятие террористического акта сформулировано в ст. 3 закона 
№ 35-ФЗ:  совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».
Что же касается понятия диверсии, то наиболее часто встречаемая трактовка данного термина основана на ст. 281 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ: совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.
3. Страхование ответственности распространяется только на вред, причиненный в результате аварии на объекте ТЭК. Однако само понятие «Авария» закон № 256-ФЗ не регламентирует. Данный терминологический пробел является серьезным недостатком документа, способным вызвать значительные трудности для страховщиков, поскольку в российском законодательстве отсутствует единая трактовка термина «Авария».
В частности, свои трактовки термина «Авария» содержатся в:
- Федеральном законе от  21.07.1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»;
- Федеральном законе от 27.07.2010 г. № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте»;
- ГОСТ Р 22.0.05-94 «Безопасность в чрезвычайных ситуациях. Техногенные чрезвычайные ситуации. Термины и определения» (принят и введен в действие Постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 г. № 362).
4. Обязанность по страхованию возложена на объекты ТЭК высокой категории опасности. 
Категорирование объектов ТЭК регламентировано ст. 5 закона № 256-ФЗ и осуществляется следующим образом:
- соответствующими органами утверждается перечень объектов ТЭК, подлежащих категорированию;
- объект ТЭК проходит категорирование (в соответствие с Постановлением Правительства РФ от 05.05.2012  г. № 459 «Об утверждении Положения об исходных данных для проведения категорирования объекта топливно-энергетического комплекса, порядке его проведения и  критериях категорирования»);
- по окончании категорирования объекты включаются в реестр объектов ТЭК (Постановление Правительства РФ от 22.12.2011 г. № 1107 «О порядке формирования и ведения реестра объектов топливно-энергетического комплекса»), ведение которого возложено на Минэнерго России.
Таким образом, максимальное число объектов ТЭК, подлежащих страхованию ответственности за причинение вреда в результате террористического акта, не превышает несколько сотен.
Видимо, этим и объясняется то, что данный вид страхования не выделен в отдельную группу в отчетности Банка России, а включен в общую группу страхования гражданской ответственности за причинение вреда третьим лицам.
Большинство страховых компаний, оказывающих услугу по страхованию ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате аварии на объекте ТЭК, возникшей в  связи с террористическим актом или диверсией, объединены в Российский антитеррористический страховой пул (РАТСП). На текущий момент в состав РАТСП входят 22 страховые компании, а общая емкость пула составляет 240 млн долларов США (14.4 млрд руб.).
Существенные условия договоров данного вида страхования законодательно не регламентированы и определяются по соглашению сторон.
Следует отметить, что с  01.01.2012 г. в России действует уже упомянутый ранее Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» (далее закон № 225-ФЗ). 
Объекты ТЭК высокой категории опасности одновременно являются и  опасными объектами (в трактовке Закона №  225-ФЗ). Однако согласно ст. 8 закона № 225-ФЗ страховщик освобождается от обязанности осуществить страховую выплату, если вред потерпевшим причинен в результате аварии на опасном объекте, произошедшей в результате диверсий и  террористических актов.
Представляется целесообразным внести в закон № 225-ФЗ соответствующие изменения, распространяющие его на случаи причинения вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате аварии на объекте высокой категории опасности ТЭК в связи с террористическим актом или диверсией.
Это позволит усилить социальную защищенность потерпевших при авариях и гармонизировать действующее законодательство в области обязательного страхования ответственности.

Статья находится в свободном доступе благодаря Журнал "Промышленная и экологическая безопасность, охрана труда"

Все статьи рубрики

Похожие статьи

Линченко Николай Анатольевич, старший юрист Практики по проектам в энергетике. Юридическая фирма VEGAS LEX

При работе с опасными производственными объектами и гидротехническими сооружениями возможен риск последствий в виде аварий и иных чрезвычайных ситуаций. На данный момент ни в законодательстве, ни в судебной практике не сформирован единый подход к определению источников финансирования ликвидации последствий аварий на производстве, а также перечень лиц, ответственных за ликвидацию таких последствий. 

Низов Роман Викторович, заместитель начальника Главного управления  по защите, мониторингу  и предупреждению ЧС,  начальник управления  гражданской защиты Главного управления МЧС России по Нижегородской области

Необходимость создания нештатных аварийно-спасательных формирований (НАСФ) на предприятиях, эксплуатирующих опасные производственные объекты, обусловлена требованиями федеральных законов. Отсутствие таких формирований или их неудовлетворительная подготовка может привести в случае ЧС к разрастанию масштабов аварии и увеличению числа пострадавших.

ЛАТЫПОВ Марат Раисович, начальник Главного управления МЧС России по Республике Башкортостан

Ответственность за организацию обучения и подготовки нештатных аварийно-спасательных формирований (НАСФ) возлагается на руководителей организаций и предприятий. Какие требования предъявляются к этим формированиям, рассказали в Главном управлении МЧС по Республике Башкортостан.